Представительство итальянских мебельных и световых фабрик
+7 495 589-15-64 Задать вопрос
 

Интервью Елены Архиповой журналу BELLISSIMO

Елена Архипова: интерьеру нужен профессионал

Сладкое ощущение свободы творчества, рождение мебельного рынка в России — Елена не просто наблюдала за происходящим, а стала двигателем перемен в своей области. Она первой познакомила соотечественников с легендами дизайна. Уже более двадцати лет компания
Елены Архиповой ARCHISTUDIO официально представляет легендарные итальянские фабрики в России, рассказывает о современном дизайне и декоре. В интервью архитектор поведала о своей профессии, своей миссии, любви к Италии и о том, как можно получить удовольствие от ремонта.

— У Вас очень интересная история — начали карьеру в итальянской дизайн-студии без знания языка и гражданства. Расскажите о том периоде Вашей жизни.
— Стоит прежде сказать, что в студенчестве благодаря своему неуемному характеру я всегда организовывала капустники, архитектурные фестивали, новогодние карнавалы. В 1985 году в группе студентов МАРХИ мы делали проект и макет большого театрализованного праздника на стадионе «Динамо» в рамках ХII Всемирного фестиваля молодежи и студентов. Меня захватили масштаб, ритм и скорость, с которой были воплощены в жизнь наши идеи по сценографии, декорациям и костюмированному решению праздника, и после окончании учебы в МАРХИ я с удовольствием приняла приглашение возглавить в качестве художника открытие первого Дня города на Красной площади в 1987 году, при тогдашнем главе Москвы Борисе Ельцине. Таким образом в моей трудовой книжке появилась первая запись — главный художник открытия Дня города на Красной площади. Все это увлекало, и я подумала, что такая масштабная работа на театрализованных массовых представлениях будет по мне: достаточно нарисовать костюмы, сценографию — и все сразу реализовано. Но увидев, как безжалостно правительство Москвы обошлось с изготовленными декорациями и предполагая их стоимость, я по моральным причинам не принимала больше подобных предложений. Также мне не хотелось идти в советское учреждение и просиживать там джинсы, поскольку я понимала, что бурную жажду жизни, жажду знаний, жажду быстрой реализации проектов и идей на тот момент в России утолить было невозможно.
Мне удалось поехать в Италию, захватив свои живописные работы для продажи. Там я чудом устроилась на работу в Industrial Design Studio, которая помимо жилого строительства и разработки интерьеров занималась индустриальным дизайном. Я окунулась в реальный мир дизайна и архитектуры. Мне посчастливилось проектировать мебель (по 14 часов в сутки), которая впоследствии была выставлена на Миланском мебельном салоне (Salon del Mobile Milano) на стендах итальянских производителей.

— Чем Вас привлекает итальянский дизайн, что в нем особенного?
— Темпераментные итальянские производители — рискованные, немного авантюристы, фанаты ремесла — они не боятся инвестировать в поиски, в новые идеи и технологии. Представьте себе, как сложно решиться рискнуть и вложить в реализацию новой идеи дизайнера свои душевные и материальные силы. В идеале — вложил, победил и сделал икону дизайна. Как раз с такими производителями и дизайнерами, которые привносят гениальные идеи, я познакомилась много лет назад. Проектируя мебель и общаясь в этом мире, поняла, что я влюбилась в Италию и в мир дизайна.

— А почему в итоге вернулись в Россию? С чего начали и в чем видели свою миссию?
— Ностальгия по Родине меня неустанно терзала. На выставках в Милане, Кёльне и Париже в самом начале 90-х я безрезультатно искала соотечественников. «Ну если не вы — в Италию за знаниями, тогда я сама привезу вам Италию в Россию!», — подумала я. Решив в 1994 году вернуться на Родину, организовала в любимом МАРХИ выставку классики мебели современного дизайна. Со стен отремонтированного на скорую руку «Белого зала» МАРХИ с портретов смотрели: Ле Корбюзье, Чарльз Ренни Макинтош, Антонио Гауди, Мис ван дер Роэ, Элен Грей, здесь были впервые в России выставлены иконы дизайна по их проектам. Именно эту выставку в ноябре 1994 года я и считаю рождением ARCHISTUDIO. Тогда я вступила в войну с пошлостью и безвкусицей, хлынувшей к нам на рынок. На этой же исторической выставке представила зону мягкой мебели по моим собственным проектам, но я не сомневалась ни минуты, что не буду прикладывать усилия, чтобы продвигать свои модели, поскольку приняла решение в пользу мэтров истории дизайна. Тогда за моими плечами уже было несколько реализованных проектов, вилла в Эмилии-Романье и частная гостиница в Италии, где использовалась авторская мебель по моим разработкам. Зная, что в любой момент могу заняться проектированием в России, я поставила для себя архизадачу — сделать все возможное, чтобы лучшее в мировом дизайне, созданное легендами, оказалось в интерьерах моих соотечественников. Вот уже скоро 25 лет я выполняю эту миссию.

— Какое главное правило Вы уяснили для себя за время работы?
— Каждый человек, который считает себя успешным, не имеет права не отдавать минимум десятину своего успеха на добрые дела. Убеждена, что у каждого все будет получаться еще лучше, если он будет понимать, что стать удачливым ему помогли свыше. Как человек, верующий в добро, красоту и любовь, я понимаю: все, что я могу, все, что у меня есть, — это помощь Божья.

— В интерьер дизайнер вкладывает свою уникальность и характер. Какие интерьеры близки Вам?
— Если говорить о том, что «заряжает», то энергетически мне комфортно там, где интерьер не перегружен, где существует гармония не только между различными объемами перетекающих пространств, но и гармония пропорций каждого предмета. Разглядывать такой интерьер — это как слушать классическую музыку в исполнении симфонического оркестра. Хороший дизайнер, как и хороший дирижер, не допустит ни одной фальшивой ноты. А если говорить о жилом пространстве, то я предпочитаю эклектику, где есть и современные предметы, и вещи с историей. Даже в своем офисе (в доме с башенкой на Смоленке) мы сохранили старые двери с витражами по эскизу архитектора И. В. Жолтовского. Например, в нашей переговорной можно почувствовать «диалог» между столом по проекту архитектора Сааринена и совершенно анонимной черной столешницей. В целом мне интересен не только сам предмет мебели как таковой, но и как он «разговаривает» с соседями.

— Про какие предметы интерьера сегодня можно смело забыть, потому что они не модные или не понадобятся современному городскому жителю?
— Забывать ничего нельзя. Даже модные сейчас эклектические интерьеры на том-то и держатся, что в них есть история семьи, так называемые «бабушкины» предметы. Ретро-предметы показывают быстротечность жизни и напоминают о корнях. Сейчас один из трендов в том, что предметы раз-
ных стилей можно смело сочетать в одном интерьере, но я считаю, осуществить это под силу только профессиональному декоратору. Он создаст красивое жилое пространство, где будут видны слои истории семьи; или общественное пространство (театр, ресторан, офис), где можно подчеркнуть традиции города, области. Например, в Италии каждый округ специально сохраняет и утрирует свой диалект, чтобы подчеркнуть неповторимость и уникальность своей области со столицей в Венеции или Флоренции. На примере языка видно, что европейцы не смущаются диалектов, а, наоборот, культивируют их. Мне бы хотелось, чтобы интерьеры не были анонимными, а в авторских работах читались не только приверженность вкусов хозяев, но и их корни: сибиряки, выходцы с юга России и т. д.

 — Как Вы относитесь к эклектике в интерьере ресторанов?
— Нравится, когда в нем есть элементы предметного дизайна прошлого, которые, например, помогали итальянкам делать домашнюю лапшу: печи или какая-то старинная утварь. Я продолжаю любить «пожившие» рестораны, в которых старое и новое переплетается. Пусть будет ультрасовремен-ное энергосберегающее освещение, но там, где можно играть с атмосферой, предпочитаю использовать не только современные удобные кресла от итальянского производителя, но и ретро-элементы, позволяющие понять, что в этом заведении много лет назад посетители получали наслаждение так же, как мы с вами сегодня.

 — Есть стереотип, что «хороший интерьер — это дорогой интерьер». Можно ли сделать отличный ремонт и обставить жилье за относительно небольшие деньги?
— Конечно, можно! Когда денег мало, а вкуса — много (смеется), но вкус вырабатывается с годами, с обучением. Конечно, ремонт можно сделать очень дешево и элегантно, но обязательно с помощью специалиста.

 — Ремонт воспринимается всеми как что-то бесконечное и доставляющее мало удовольствия. Как изменить это отношение?
— Люди нашей профессии, наоборот, бывают очень счастливы, когда приходят в пустое пространство, где можно все перепроектировать: ломать стены, переделывать всю электрику, отопление и т. д. И несмотря на то, что нам всем нравится развешивать картины и расставлять диваны в завершении проекта, первая часть работы самая завораживающая: много решений предстоит принять, утвердить планировку и стиль интерьера, а потом распутывать клубок с коммуникациями — это все очень увлекательно! Так что нужно воспринимать ремонт как интересную историю и каждый этап проживать с удовольствием. Но, конечно, всегда рядом должен быть специалист. У заказчика есть свои идеи — это только пожелания, они называются техническим заданием. Это как для врача заводить карточку, выслушивать жалобы, ставить диагноз и назначать лечение. Если проблемы
серьезные, то никто сам их не лечит и обращается к специалисту. Также нужно относиться к ремонту и интерьеру. Единственная возможность не воспринимать ремонт как затянувшийся кошмар — передать управление специалисту и наслаждаться процессом.

 — Всегда найдутся люди, занимающиеся самолечением. Также сыщутся и те, кто решит собственноручно разработать дизайн-проект своей квартиры или дома. От каких основных ошибок Вы бы предостерегли их?
— Есть строительные нормы проектирования, есть много технических требований, и если человек, занимающийся «самолечением», не учтет какие-то из них, то он может навредить не только своему интерьеру, но и всему дому. Прежде чем браться за проектирование, надо понимать, что нужно будет очень много всего изучить. А дизайнер, декоратор, архитектор, которые все это уже знают, скоординируют работу всех подрядчиков и из разных нитей «свяжут» отличный красивый свитер. Понимаю, у всех разные финансовые возможности, но знаю, что существует множество вузов, выпускающих огромное количество дизайнеров ежегодно. Я уверена, что они будут рады воплотить свои идеи за вполне доступные гонорары.

 — Какой из удавшихся проектов доставляет Вам наибольшую радость?
— Их несколько и этими проектами я собираюсь заниматься всю жизнь, и надеюсь, мои дети продолжат это дело. Речь идет об общественных зданиях в Италии, которые очень и очень нужны людям, а если говорить точнее, это православный храм в городе Варезе и подворье московской
Марфо-Мариинской обители на острове Сардиния. И это доставляет мне большую радость. Все, кто хочет порадоваться со мной, присоединяйтесь!